2018-09-24T10:12:39+03:00

«Цена 1000 рублей»: бабушка из Екатеринбурга, которая продавала сказки на морозе, напечатала книжки

На вырученные деньги 88-летняя Вера Сибирева планирует сделать операцию на глаза
Поделиться:
Комментарии: comments26
Вера Сибирева напечатала книги тиражом тысяча экземпляровВера Сибирева напечатала книги тиражом тысяча экземпляровФото: Алексей БУЛАТОВ
Изменить размер текста:

Еще девять месяцев назад уральцы видели Веру Сибиреву возле гипермаркета на окраине Екатеринбурга. 88-летняя бабушка, стоя на 20-градусном морозе, сжимала в руках книжки в простеньком перелете.

- Купите, пожалуйста, сказки, - тихонько говорила Вера Васильевна протягивая прохожим тоненький сборник. - Всего 30 рублей.

Кто-то покупал, другие бежали мимо. А между тем, это были детские сказки, которые Вера Сибирева написала сама и издала более двадцати лет назад тиражом около двух тысяч экземпляров. Книжки долгое время пылились под кроватью. Пока у Веры Васильевны не появилась мечта. К своему 90-летию она решила напечатать «Сказки и сказы» в большой красивой книге и с цветными картинками. С теми, которые когда-то нарисовала ее дочка (дочь Веры Васильевны умерла от рака – Ред.). Но денег на такую роскошь у пенсионерки не было. Вот она и вышла продавать сказки на мороз.

Вера Васильевна продавала сказки даже когда на улице было -20 градусов. Фото: Алексей БУЛАТОВ

Вера Васильевна продавала сказки даже когда на улице было -20 градусов.Фото: Алексей БУЛАТОВ

А потом про Веру Васильевну стали рассказывать в соцсетях. И люди настолько прониклись ее историей, что собрали для бабушки необходимые 500 000 рублей. И мечта сказочницы сбылась. Сегодня в библиотеке Белинского она представила новенькие красочные книги, которые она напечатала тиражом тысячу экземпляров. Только теперь продает она их не за 30, а за 1000 рублей.

- А почему книжки такие дорогие? - интересуюсь я.

- На вырученные деньги хочу сделать операцию. А то у меня один глаз совсем ослеп, а другой, как в тумане, - сетует Вера Васильевна. – А на пенсию тяжело. Я же еще внучке помогаю. После смерти дочки, она Леночка у меня осталась сиротой. Внучка учится в УПИ и помогает мне продавать сказки.

Кстати, купить книжки Веры Васильевны можно на сайте: http://sibirevavera.ru/.

Отдельное слово стоит сказать об иллюстрациях книги - они нарисованы самой Верой Васильевной и её дочкой Светланой, которая два года назад скончалась от рака. Фото: Алексей БУЛАТОВ

Отдельное слово стоит сказать об иллюстрациях книги - они нарисованы самой Верой Васильевной и её дочкой Светланой, которая два года назад скончалась от рака.Фото: Алексей БУЛАТОВ

СКАЗКА «СИМА-МУРА»

Жил в нашем селе один парень бедняк по прозвищу Лапас. Не было у него ни отца, ни матери. Остался один- одинешенек, сам большой, сам маленький.

С утра со всхожего до вечера закатного в богатых людях батрачил. Дрова возил, воду таскал, лошадей чистил. На поскотину скот выгонял, в хлеву прибирал, двор подметал. Но от бедности, как от дождя осеннего, не мог отвязаться.

Старенькая родительская избенка покривилась, глубоко в землю вросла. Одежда износилась. И осталась у него всего богатства только на головекопна волос, стриженных под кружало и торчащих, как солома под лабазом.

Надрал Лапас из молодой липы лыка. Взял железный крючок, деревянную колодку и начал плести лапти в пять-двенадцать строк. Сплел плетень, перед, обушник. Поперечные лыки загнул на обушнике в десять курцев. Концы обушника свел на запятнике, связал в оборник. В оборник продел оборы. Лапти украсил узорною подковыркою.

Вера Васильевна с удовольствием раздавала автографы Фото: Алексей БУЛАТОВ

Вера Васильевна с удовольствием раздавала автографыФото: Алексей БУЛАТОВ

Обул узорно писаные лапти на портяные подвертки. Обвязался оборами в переплет накрест до колен. Подвязал веревкой посконную рубаху. Набросил на плечи отцовский кафтан. Прихватил мешок, туесок родниковой воды, да краюшку ржаного хлеба и пошел по белому свету искать свое счастье.

Шел, шел через поля и леса, через овраги, через крутые горы – притомился. Присел под березой, развязал мешок. И только достал краюшку хлеба, откуда ни возьмись появилась перед ним кошка. До того облезлая, худая. Одни ребра и клочья шерсти торчат. Жалобно мяукает, а глаза такие просящие, как у человека, только слез нет.

Пожалел Лапас кошку. Всю краюшку хлеба скормил. Родниковой водой напоил.

Тут на глазах у Лапаса превратилась кошка в изящную кошечку. Красоты несказанной, невиданной. Шерсть тонка, блестящая, шелковистая, ровно окрашенная. На спине, что ни шерстинка, то серебринка. На усах часты мелки звездочки, а на мордочке, ушах, ногах и хвосте темные отметины, будто кто-то взял да специально для эффекта резко кистью покрасил. Ушки крупные, треугольной формы. Глаза слегка наискось, днем чисто-голубого цвета, в темноте огнем горят.

У ног Лапаса трется, ластится.

- Мур, мур-р, мур-р-р! Возьми меня с собой. Я тебе пригожусь.

Погладил Лапас кошечку. И пошли они вместе. Лапас по дороге идет, а кошечка по обочине по кустам и деревьям прыгает. Сверху дорогу осматривает.

День шли, второй шли, на третий день подошли они к незнакомой деревне. Постучались в крайнюю избушку.

- Пустите переночевать.

Пустил их хозяин, а в избе вдоль бревенчатых стен одни скамейки стоят. В переднем углу иконы, под иконами стол. За столом мал-мала-меньше голодные ребятишки сидят. Еды просят.

Сел Лапас на скамейку, развязал мешок. Думает.

-Эх, хотя бы хлебные крошки найти!

А кошечка у ног Лапаса трется, ластиться, песенкой заливается.

- Мур, мур-р, мур-р-р! Не печалься! Я кошечка не простая, Сума-мура королевская! Мои сестры в Сиаме держали на своих хвостах кольца восточных принцесс, когда они купались. Послужу и я тебе.

Подняла кошечка прямой, длинный, заостренный на конце хвост вверх. Завертела, закружила им. И полетели кольцами в мешок Лапаса свеживе вкусные калачи да бублики.

Накормил Лапас голодных ребятишек, кошечку, хозяина и хозяйку. Еще на дорогу осталось.

А поутру вновь отправились они в путь. Лапас по дороге идет. А кошечка по обочинам по кустам и деревьям прыгает. Сверху дорогу осматривает.

Шли они долго ли, коротко ли, близко ли, далеко ли - износил в пути Лапас лапти, кафтан протер. Шапчонку дождик иссек.

Подошли они к самому синему морю. Неспокойно, неприветливо встретило их море. Всколыхнулось, зашумело, разбушевало. Холодным ветром дышит. Мощные волны бросает и разбивает о береговые валуны и камни. Волны шипят, в лицо брызжут, хот ь вытирайся.

Вера Васильевна прочитала собравшимся отрывки из своих сказок Фото: Алексей БУЛАТОВ

Вера Васильевна прочитала собравшимся отрывки из своих сказокФото: Алексей БУЛАТОВ

Присел Лапас на берег, развязал мешок. Накормил кошечку, погладил ее. Думает.

Книжки еще пахнут типографией Фото: Алексей БУЛАТОВ

Книжки еще пахнут типографиейФото: Алексей БУЛАТОВ

- Назад идти – горе лыком опоясано. Лычный мир да ременный суд. Не ноет у богатых сердце за чужую нужду. Нужда на плечи свой тулупчик накидывает. От нужды в ворота, а она к тебе в щелку… Впереди море грозное. Ни пройти его, не проехать, не переплыть. Море песком не засыплешь, не перегородишь, ладонями не нагреешь. Хвасталась синица, что мороз зажжет, да улетела… Жди горя с моря, беды о т воды.

А кошечка глаза наискось. У ног Лапаса трется, ластится, песенкой заливается.

- Мур, мур-р, мур-р-р! Не печалься! Я кошечка непростая, Сима-мура королевская! Мои братья в Сиаме охраняли и наблюдали за священными чашами в восточных храмах. Послужу и я тебе.

Подняла кошечка прямой, длинный, заостренный на конце хвост вверх. Скрутила его спиралью. Завертела, закружила им.

Смотри Лапас. Откуда ни возьмись, возвышается перед ним чудо-остров. От берега до острова узенький перекидной мост. На острове королевский дворец весь в огне, в серебре, в золоте, в каменьях самоцветных, хоромного и дворового строения великое множество. Купола залоченые горят. Колокола языкастые звенят. В королевском дворце богатые столы накрывают. Королевскую дочь в платья из серебряной парчи одевают. Платья золотом шиты, каменьями драгоценными украшены, речным скатным жемчугом унизаны.

Склонил Лапас голову.

- Жаль! Богатым девицам лычные парни не нужны. Видать, нет мне счастья на белом свете?

А кошечка наискось. Вскочила на богатырскую грудь Лапаса. Ластиться, песенкой заливается.

- Мур, мур-р, мур-р-р! Гордому и злому кошка на грудь не вскочит. И пригож ты, и высок, и силен, и умом остер. Мур, мур-р, мур-р-р! Не печалься! Несчастье хоть и живет на свете, да недолго. А счастье должно жить постоянно. Мур, мур-р, мур-р-р! Я кошечка не простая, Сима-мура королевская! Мои братья и сестры в Сиаме служили в восточных храмах. За доброту твою сердечную, за безобидный нрав послужу и я тебе. Будешь ты на чудо-острове в королевском дворце царевичем.

Подняла кошечка прямой, длинный, заостренный на конце хвост вверх. Скрутила его спиралью. Завертела, закружила им, и превратился Лапас в доброго молодца. Одежда царская. Глазами светел. Волосы кудрявые, желтые, как шелк.

Перешел Лапас узенький перекидной мост. Взял королевскую дочь за руку. Тут пир собрали, да свадьбу справили.

- А Сима-мура, - говорят,- по сей день живет. Добрым людям служит.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Екатеринбурге 88-летняя бабушка продает свои сказки на морозе, чтобы поставить на ноги внучку. Непроданный тираж пылился у пенсионерки дома 20 лет. Нужда заставила женщину искать нестандартные формы заработка (подробности)

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также